Вход на сайт
Логин
Пароль
Запомнить меня
Регистрация
Восстановить пароль
События

Photo: © Bianchi

Бывший чемпион мира, обладатель престижных наград в Классике, Морено Арджентин буквально расстрелял своей критикой UCI, гонщиков современного пелотона и в особенности Альберто Контадора за нехватку характера. Бывший итальянский профессионал назвал всех их бесхребетными и мягкими. Он недоволен политикой, проводимой UCI, поскольку считает ее "поддельной формой демократии, стремящейся лишь к извлечению финансовой выгоды".

Арджентин выиграл титул чемпиона мира в Колорадо-Спрингсе в 1986 и на сегодня является самым успешным итальянским велогонщиком на бельгийских классических гонках, благодаря своей победе на Туре Фландрии, четырем титулам победителя Liege-Bastogne-Liege и трем победам на Fleche Wallonne.

Он выступал в профессиональном пелотоне в течение 14 лет, между 1981 и 1994 годами, удалившись "на пенсию" после Giro d’Italia, в которой в течении двух дней носил розовую майку.

В свой последний профессиональный год он выступал за команду Gewiss, в которой кроме него были такие звезды, как победитель Джиро Евгений Берзин и обладатель первого места на Милан-СанРемо Джорджио Фурлан. Именно они вместе с Арджентином заполнили весь подиум Fleche Wallonne в 1994.

Арджентин никогда не стеснялся говорить о своих близких отношениях с доктором Микеле Феррари в заключительной части своей карьеры и всегда защищал методы работы итальянского доктора в бытность того консультантом Лэнса Армстронга.

“Я должен благодарить своих родителей за то, что родился и что был создан таким. Я родился голодным. А нынешние парни мне кажутся мягкими, не имеющими никакого характера,” сказал Арджентин для Gazzetta dello Sport.

“Много людей вообще не жаждет успеха, они уже заработали слишком много, когда гонялись в юниорах. Я предполагаю, что вещи сильно поменялись и мы с ними - совсем разное поколение. У них уже есть все. Именно поэтому, когда я наблюдаю нынешние гонки, мне кажется, что в них не хватает эмоций. Нет никаких гонщиков, которые заставляли бы Вас волноваться и переживать.”

“Контадор - тщательно рассчитанная и продуманная гоночная машина, сделанная в лаборатории для одной единственной гонки - Тура. Сегодня кажется, совершенно не имеет значения, если у него есть индивидуальность или нет. Он и Шлек - одно и то же. Вы знаете, как они собираются выступать; Вы знаете, где ждать их, чтобы сделать что-то отличное. У них нет никакой новизны.”

“Индурайн тоже доминировал на Гранд Турах в мое время, но я все же разбил его на Льеж-Бастонь-Льеж. И он тоже выступал на Милан-СанРемо, потому что чтил историю спорта. А сегодняшние гонщики - как роботы. Проколы и падения - часть спорта. Но с радио, вставленными в ухо гонщикам, кажется, что ими управляют по джойстику. Целый вид спорта находится в руинах.”

Поддельная форма демократии

Арджентин после завершения своей гонщицкой карьеры остался в велоспорте, приняв предложение сотрудничества с  российской велогруппой "Рослотто", но сейчас работает в строительном бизнесе, имея на северо-востоке Италии весьма успешную компанию. В его планах - строительство велотрека и тренировочного центра в Доломитах.

“Я счастлив, что сегодня не имею отношения к велоспорту. В наше время, если Вы не принимаете некоторые вещи, Вы не можете выжить в этой среде. Я предпочитаю прислушиваться к голосу собственной совести.”

“В эти дни единственной вещью, которая по моему мнению имеет значение, является UCI и его бизнес. Спонсоры и велогонщики вообще не имеют никаких прав. Это ненастоящая форма демократии в профессиональном велоспорте и самое главное, ни у кого нет желания менять этот порядок вещей. Трек уже мертв и шоссе ждет та же участь.”

“Джиро, Тур и монументальная Классика - вот те гонки, ради которых люди встают вдоль обочин. Это самая настоящая история велоспорта. Но UCI намеренно снижает их уровень, стараясь сделать безликими. Именно поэтому они постоянно воюют с организаторами Джиро и Тура.”

“Смотрите, как изменились правила классификаций. Это к вопросу о доходе и бизнесе. Спонсоры приносят наличные деньги и платят гонщикам, но при этом не имеют права высказаться. Но они заслуживают большего к себе уважения.”

Гонщики - какие-то бесхребетные

Арджентин обращается ко всем велогонщикам с просьбой высказываться, при этом указывая на случай с Франко Пелиццотти. Напомним, что итальянец отказался давать свои замечания в адрес программы биопаспорта, боясь этой критикой бросить вызов существующей власти и навредить себе и другим велогонщикам.

“Велогонщики являются бесхребетными. Они знают, что, если они выскажутся, то уже никогда не смогут выступать,” сказал он.

“Cмотрите на Пелицотти. Я встретил его на днях. Он потерял целый сезон из-за этих якобы подозрительных показателей крови, но сказал, что не будет ничего говорить, иначе …”

“Гонщики должны остановить и переписать те созданные правила, которые их сегодня душат. Начиная от системы подсчета набранных очков и до антидопинговых правил. Система местонахождения заведомо заставляет их становиться преступниками. Ведь по сути они уже находятся под залогом. Они неспособны сотрудничать и думать о своем будущем. Я был профи в течение 14 лет, но выступай сегодня, я бы не смог достичь и половины того, что имею.”


Логин: Пароль:  Запомнить меня